108
13 Дек – 16 Янв 2020

ЧАСТЬ 1

«Это очень личная, протяженная во времени, но конечная история. Мы сделаем 108 вещей — 108 бусин, которые покатятся по миру, нагретые нашими руками и нашей любовью. Это безмолвные, спокойные семена, которые прорастут там, где им суждено упасть. Хотя мы и вкладываем много труда в работу, мы стараемся, чтобы нас как авторов в каждом из изделий было как можно меньше, а больше — глины, огня, молока, воска, воздуха, леса, воды и того, что отдадут им на хранение их обладатели».

Маша Колосовская

Маша Колосовская и Владимир Косяк — художники-керамисты, которые с 2016 года работают вместе. Годом раньше они познакомились на курсах керамики в Строгановском училище и, как вспоминает Маша, «это было мгновенное узнавание своего человека».

В галерее fābula показана коллекция «108». В ней, как следует из названия, 108 уникальных, неторопливо изготовленных вручную вещей.

Маша и Владимир используют традиционную русскую технологию молочения керамики — обливание молоком и повторное запекание в печи. Этот способ придает терракотовой глине глубокий коричневый цвет, а в сочетании с авторской техникой лощения камнем — фактуру дерева или кожи. Так минималистичные и, на первый взгляд, бесхитростные предметы заступают на территорию trompe-l’œil и не сразу дают понять, из какого материала они сделаны, мягко принуждая зрителя провести рукой по своим выпуклым бокам.

Изделия производятся без штамповки: форма либо поднимается на гончарном круге и потом следует за руками мастеров, либо собирается из частей. В итоге получаются теплые, уютные, округлые, живые вещи, с которыми, несмотря на их хрупкость, хочется взаимодействовать тактильно. Кажется, что художники не слепили их, а нашли в лесу или подняли со дна реки, принесли в мастерскую, облили молоком, натерли воском и теперь отпускают искать новых хозяев.

Маша и Владимир решили, что «108» — это последняя их совместная коллекция, во всяком случае, в обозримом будущем. После завершения работы над проектом творческие и жизненные пути художников разойдутся. «Мы закрываем нашу совместную мастерскую и дальше будем работать по-отдельности. Мне сложно сейчас представить, каким будет характер моего следующий проекта, но, скорее всего, он будет чем-то совсем отличным от молчаливой медитативности и уютного спокойствия наших “бусин”».

В дополнение к физическим объектам из глины на выставке будут представлены фото и видео работы, созданные Ильей Батраковым и Моной Ермишиной. В их короткометражных фильмах объекты выставки оживают, переносятся в декорации пейзажей русской природы.

ЧАСТЬ 2

“За этим столом, во время этого ужина, я бы хотела собрать всех людей, которые сыграли роль в моей жизни. Людей, которые важны для меня. Тех, кто принес радость и тех, кто принес боль. Живых и мертвых. Пожалуйста присоединяйтесь, милости просим.”

Маша Колосовская

Ужин в канун Нового года: последней ночи уходящего года и первой ночи грядущего, всегда нес в себе сакральный смысл. Он полон символизма, ведь каждый жест, каждый прибор или блюдо в нем можно рассматривать как высказывание, иллюстрацию абстрактной идеи.

Мы хотим переступить эту невидимую черту с людьми, которые нам небезразличны, навсегда оставить их в своем сердце. Стол, созданный Машей Колосовской для проекта 108 в галерее fābula – это сюрреалистический оммаж российской традиции встречи Нового года. За этим столом собрались существа в масках, “сущности”, как называет их художница, персонажи из её жизни, выполненные в виде масок из обожженной глазурованной глины. Они, как гости пира во время чумы или безумного чаепития, не замечают ничего вокруг, погруженные в общение и взаимодействие друг с другом.

Маски, посуда, еда, бокалы: все за этим столом создано из терракоты – материала, который Маша выбрала в качестве своего основного медиума. Глина – сакральный материал, она часто упоминается в Ветхом Завете как то, из чего созданы все мы. Имя Адама, первого из людей, созвучно со словами “красный” и “земля” – красная глина, терракота. Пластичность глины вдохновляет, она приглашает к тактильному контакту. По словам самой художницы, работа с глиной во многом напоминает ей взаимодействие с окружающими ее людьми. Как керамист знакомится с материалом, так и два человека знакомятся друг с другом, пытаются нащупать точки соприкосновения. Однако, несмотря на кажущуюся мягкость, глина зачастую диктует свои правила и керамисту приходится подстраиваться под нее. “Та форма, которую вы задумали, всегда будет скорректирована особенностями материала. Если глина будет, например, слишком сухой или слишком влажной у вас может не получиться форма, которую вы задумали.” – говорит художница. Куски сырой глины на столе приглашают зрителей к контакту, они становятся переходной формой, метафорой гостей за ее столом, деликатно дожидающихся пока с ними вступят в разговор. У каждого из них свой характер и своя история, и в чем-то они являются отражением нас самих. Для того, чтобы глина обрела прочность ее необходимо обжечь в печи. Квинтэссенция ужина – пожар: Мария предает огню стол, гостей, старые радости и обиды, для того чтобы они, перейдя чрез рубеж Новогодней ночи приобрели новый статус, новое состояние. Перестали быть собой, но стали чем-то новым более прочным. Последуем ее примеру и начнем новый год с ясным взглядом и чистым сердцем.